Нижний Новгород и путешествие на “Ярмарке”

Поездка в Нижний Новгород на скоростном поезде Буревестник и обратная поездка на Ярмарке через БМО. А так же Нижегородские метро и трамвай.

Из всего нижегородского состава «Буревестника» только один вагон был купейный, но именно в него мне и купили билет. Я вошел на Курский вокзал за 15 минут до отправления. Знакомое по детским впечатлениям волнение перед путешествием, заставлявшее приехать на вокзал заранее, со временем стерлось. Возможно, этому способствовали частые поездки, возможно ¬– поменялось отношение к жизни. Выйдя на перрон я прошел мимо новых ТВЗ`шных сидячих вагонов со стеклянными купе на шестерых человек к своему предпоследнему вагону.
В купе уже сидели два моих попутчика, моя полка была верхняя. В душном купе сидеть не хотелось, поэтому я вышел в коридорчик и стал наблюдать как мимо поплыл вокзал. Неспешно поезд стал набирать скорость, постепенно разгоняясь на развязках Горьковского хода и уже к Карачарово мы шли на приличных «парах». Апрельское солнце медленно катилось к горизонту, окрашивая окрестности в густые терракотовые оттенки. Было приятно провожать Москву. Мимо плыли знакомые и не очень города и поселки. Незаметно мы доехали до Фрязево, вот и Дрезна с водонапорной башней, вот и сход на БМО к Дулево. В Орехово состав немного сбавил ход, но сразу за станцией снова начал набор скорости. Пролетели путепроводы развязки с БМО в сторону Александрова и начались владимирские мещерские сосновые леса.
И тут я понял, что стоять уже устал – можно и посидеть пару часиков. Но в купе меня ждал сурприз! У меня была верхняя полка, а у попутчиков – нижние. Вот на них они и разлеглись, даже белье взяли. Такого поворота событий я не ожидал. Лезть на верхнюю полку в брюках в мои планы ну никак не входило. Я забрал вещи и пошел в соседние вагоны. Быстро объяснив проводнице ситуацию уже через 5 минут я сидел у окна в полупустом купе: кроме меня в нем была мама с сыном лет 12. Друг на против друга висели небольшие телевизоры, крутили какой-то американский фильм. Я же погрузился в чтение, изредка поглядывая в окно. Через час поезд прибыл во Владимир. Быстро сменили локомотив и мы понеслись дальше. За окном проплывали горящие поля владимирщины – ну почему у нас так любят жечь траву? В Нижний мы прибыли уже затемно. Добравшись до гостиницы я тут же лег спать.
Следующий день был рабочим, но я освободился уже к 5 вечера. Обратный билет я взял на относительно медленный поезд «Ярмарка», уходящий почти в полночь. Но для меня он был предпочтительным тем, что прибывал на Казанский вокзал, а значит – шел от Орехово до Куровоской через БМО.
Но до поезда было почти 6 часов и я посвятил это время прогулкам по городу. Осмотрев верхнюю часть в остаток светлого времени суток я решил покататься на трамвае (которому кстати сказать уже более 110 лет) и поехать в нижнюю часть города, где расположено большинство промышленности, вокзал и ярмарка. Здесь же в 1985 году открылась первая очередь метро, куда я и хотел попасть.
Разница высот между Нагорной и Заречной частями Нижнего Новгорода больше 100 метров. Через Оку перекинуты 3 моста, соединяющих город, к каждому идет съезд. Для человека, никогда не бывавшего в Нижнем это слово ничего необычного не откроет. Но когда трамвай выехал к почти отвесным склонам съезда и, петляя как в горах, начал по серпантину спускаться к основанию Молитовского моста. Сложно представить, что тут твориться зимой в гололед. Спускались мы минут 10, затем был мост и вот мы уже на Комсомольской площади.
В 6 часов вечера в переходах метро… никого нет. Нет здесь никого и в 7, и в 8 часов. Тихо протекает жизнь верхневолжской подземки, так как не соединяет она части города, между которыми был бы активный пассажиропоток. Метро убыточно для города, интервалы между поездами составляют до 20 минут. Сейчас действуют 2 линии, пересадка между которыми осуществляется через единственную в России станцию подземки с 2 платформами и 4 путями. Здесь на Московской составы меняют направление движения (машинисты переходят из кабины в кабину). Нижегородское метро – показалось мне мрачным, экономят электричество тут что ли?
Но вот и время уезжать. За день я осмотрел весь рельсовый транспорт города. В Нижнем все уникально, даже электропоезда. С одного вокзала они уходят по 4 направлениям и при объявлении отправления диктор так и говорит – электричка отправиться от такой-то платформы такого-то направления.
«Ярмарка» отходила от какой-то дальней платформы, поезд подали в самый последний момент. После трудного дня я сразу завалился спать. Проснулся ночью от нестерпимой духоты. Трое соседей (два мужика и тетка) храпели почти в унисон, причем партия примы явно лидировала по выдаваемой мощности и звуковому диапазону. Нашел проводницу и уболтал включить вентиляцию – нет, ну почему это надо делать только по просьбе?
На 5-30 у меня был заведен будильник, но проснулся я без него. Уже через 5 минут я стоял со стаканом горячего кофе в пустынном коридоре. Раннее утро занимало уже больше половины горизонта, прогоняя остатки тьмы на запад. Вот показалась Клязьма, вот развязка БМО, подъезжаем к Орехово, понял я. Поезд должен преодолеть расстояние от Нижнего до Москвы почти за 8 часов, для этого ему нужно ну очень медленно ехать. В туманной дымке тонули болотистые поля предмещерья.
Вот показалось путевое развитие. На первых стрелках станции мы пересекли главный ход и неспешно катились к станции Орехово-Зуево. У низкой платформы БМО, покрытая матовым густым слоем росы, стояла утренняя электричка на Александров. За заборами отурникеченной станции на высоких платформах мерзли первые пассажиры до Москвы. Пути начали отклонятся от главного хода и совсем скоро промзона исчезла совсем. Депо, сортировочная станция - все это прошло мимо моего взора, с другой стороны вагона. Начались топкие болотистые места. На этом участке кольца движение пассажирского транспорта минимально, поэтому посмотреть его днем целиком было интересно.
Весна уже закончила расправу над последними снегами в лесах, талая вода уже почти ушла из канав и проток, черными пятнами зияли поля травяных пожаров. В этом была какая-то понятная мне идиллия, которая умиротворяла, растворяла и дополняла меня до состояния полного блаженства пребывания на железной дороге. Стук колес, кофеек в стакане с подстаканником, мелькающие за окном пейзажи – это знакомое с детства ощущение праздника путешествия вдруг проснулось и развернулось во мне в полную силу. Наверное это утро дало столько сил, сколько не даст ни один энергетик.
Мы подходили к Куровской, а по коридорам уже сновали пробудившиеся пассажиры. К рукомойнику выстроилась привычная утренняя очередь, звенели стаканы с чаем, кто-то уже собирался, хотя прибывали почти через час. Поезд перешел на главный ход Казанской дороги, но ходу не прибавил. Видимо скорость 60 заложена у него в расписании.
До Москвы я нашел развлечение в беседе о всем и ни о чем с проснувшимся и бездельничающим соседом – военным. Мимо проплывали просыпающиеся полустанки. Люберецкие платформы были усыпаны пассажирами как лес черникой в урожайный год. Проезжать мимо на поезде было очень приятно – опять нахлынули какие-то детские воспоминания. Всегда казалось, что они тут стоят и не даже не понимают, из какой дали мы приехали. Вот и знакомая кривая Электрозаводской со ставшей уже любимой офисной громадиной на Семеновской. Все, вокзал. Я быстро вышел и растворился в суете Московского метрополитена. В первые мгновения поездки вспомнилось Нижегородское метро. Я улыбнулся. Поездка-то удалась! Спасибо что дочитали 🙂

Читайте также:

Добавить комментарий